Уильям Кляйн: немного классики фотоискусства…

Творчество Уильяма Кляйна в альбоме «Нью-Йорк», признанного в Европе классика фотоискусства, сопровождалось смутной историей в профессиональной среде американского глянцевого истеблишмента. Альбом так и не был принят в Америке, хотя прославил известного фотографа в европейских странах. Американский фотограф признан одним из 100 всемирно известных и влиятельных представителей фотоискусства и удостоен премий Надара и Хассельблад.

Творческий багаж впечатляет: более 20 документальных и художественных фильмов, штатный фотограф Vogue на протяжении 10 лет. Начинался творческий путь мастера после войны, на которую Уильям Кляйн уехал в 18 лет. В Европе он начинает изучать живопись и профессиональную карьеру в мастерской Фернана Леже. Там же будущий фотограф и усваивает основные принципы, которые впоследствии станут визитной карточкой признанного мастера.

Серия «Нью-Йорк» была задумана в виде фотографического дневника в авторском стиле Уильяма Кляйна: работа в контексте мегаполиса. Атмосфера транса, которую художник передает при помощи искусства фотографии, отражает ощущения автора по возвращении из Европы. Первые знания, которыми оперировал Уильяма Кляйн, были навыки живописца, так как обращение с фотокамерой сопровождалось минимумом знакомства. Навык фэшн-фотографии мастер приобрел уже в процессе работы в Vogue. Заодно этот шаг в биографии стал определяющим для мировой моды в фотоискусстве. Сочетание навыка живописца и таланта фотографа позволило Уильяму Кляйну создавать смелые и оригинальные образцы картин. Кроме того, принимать оригинальные решения в виде, например, отказа от постановочного света и первых съемок моделей в условиях улицы.

Одним из независимых проектов фотографа стал «Нью-Йорк», который был спонсирован Vogue, однако в производстве и публикации автору было отказано. Смелый дадаистский наскок на город не был воспринят общественностью. Однако знаменитость фотохудожника связана именно с этим проектом, поэтому познакомиться с контрастом, зерном, съемкой крупных планов и размытостью, которая показалась первым критикам далекой от профессионализма и классических идеалов, можно при посещении выставки автора. А также оценить образ творца: средоточие мировой тревоги, жалкой, неуютной берлоги глазами цыган, домохозяек, постояльцев ночных клубов, людских толп – новый подход антрополога к жителям Нью-Йорка.