Вторая причина тоже достаточно ясна

Вторая причина тоже достаточно ясна — США в любой момент смогут дистанцироваться от действий наемников. Ведь не будет же каждый солдат частной армии вешать себе на шею большую табличку: «Арендован Соединенными Штатами»? Не будет, так что Вашингтон сможет в любую минуту выполнить ту же гигиеническую процедуру, что и небезызвестный Понтий Пилат, — умыть руки. Вроде того, что «наемники не наши, и откуда они, даже не ведаем». Это на случай, если операция окажется слишком уж «гуманитарной» или окончится позорным провалом. Ведь не на себя же брать ответственность, в самом-то деле.

И все же у меня было какое-то смутное ощущение, что двух этих причин недостаточно. Что должна быть еще какая-то, третья, ради которой и стоило городить весь огород. Ведь потери в конечном счете можно скрыть — это не так уж сложно, и такое делается сплошь и рядом. Неудачи тоже легко скрываются, а еще можно делать хорошую мину при плохой игре. Американские вояки в этом большие специалисты.

Но тут я одернул себя — в конечном счете сейчас я занимаюсь не распутыванием очередных козней янки, а поиском брата Эндрю. А для этого придется заняться вопросом комплектования тех самых «частных армий».

Наемники — кто они?

По логике вещей, состав наемников должен быть примерно тем же, что и в нашем Иностранном легионе. То есть — прекрасные профессионалы со всего мира. Армия из плохих солдат не принесет коммерческой выгоды.

И здесь сразу возникает одно любопытное «но». Вербовочные пункты Иностранного легиона существуют во многих странах, они широко известны. Про вербовочные пункты частных армий того же сказать нельзя. Возможно, «частники» действуют другими методами — целевой подбор кадров, «точечная» вербовка и т. д. Допустим. Но тогда регулярные армии мира должны были бы кричать об утечке кадров!

Действительно, бурный рост частных армий пришелся на последние 20 лет. Сегодня их, по самым скромным подсчетам, более 500. Численность наемников — большая загадка, но думаю, что организаций меньше тысячи человек не так уж много — крошечные отряды неэффективны. На вооружении многих армий стоит серьезная боевая техника (танки и вертолеты), а она требует, во-первых, многочисленного технического персонала, а во-вторых, пехоты для прикрытия своих операций. Несложный расчет показывает, что на одну бронемашину не может приходиться менее 30 человек — бойцов и техников. Поэтому мы смело можем принять численность частных армий за полмиллиона. На самом деле эта цифра, скорее всего, в несколько раз выше.

Полмиллиона — это очень, очень много. Германская армия сегодня со всеми своими техническими службами и бюрократическими инстанциями насчитывает не более 350 тыс. человек, ее реальный боевой состав — где-то в районе 200 тысяч. А тут — полмиллиона профессионалов! Откуда они взялись? И если для начала 90-х гг. все понятно — стремительно сокращавшиеся армии Восточного блока в избытке поставляли безработных солдат и офицеров, то дальнейшее покрыто мраком. Как рассеять этот мрак? У кого спросить? Да у самих частных армий, разумеется!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о современной фотографии и фототехнике
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: